Карта сайта
Поиск по сайту

История кафедры и ее место в структурах университета | Преподаватели | Аспиранты и магистранты | Наши партнеры | Страница для студентов | Дипломные работы | Конференции | Текущая работа в грантах | Наш диплом | CD-курсы | Наши гости | Электронные версии изданий | Концепт-страница | Словарь | Наши печатные проекты
Курсовые работы | программы дисциплин
Шепелева В.Б. Программа по отечественной истории | Шепелева В.В. Материалы по отечественной истории | Волошина. Программа по отечественной истории и семинары | Кузнецова О.В. Программа по источниковедению | Кузнецова О.В. Дополнительные материалы по источниковедению | Корзун В.П. Программа по историографии | Корзун В.П. Дополнительные материалы по историографии | Бычков С.П. Программа по историографиии ХХ века | Бычков С.П. Дополнительные материалы для заочников | Кожевин В.Л. Программа по истории Сибири | Кожевин В.Л. Дополнительные материалы по истории Сибири | Шепелева В.Б. Программа по палеографии | Шепелева В.Б. Дополнительные материалы по палеографии | Мамонтова М.А. Программа по истории архивного дела | Мамонтова М.А. Программа по архивной практике | Общая и дополнительная информация по архивной практике | Бычков Программа по религиозно-философскому Возрождению | Бычков Дополнительные материалы по спецкурсу "Интеллигенция" | Бычков С.П. Программа спецкурса по эмиграции | Бычков Дополнительные материалы спецкурса по эмиграции | Бычков С.П. Проект История России в образах отечественного кинематографа | Волошина В.Ю. Спецкурс по масонству программа | Кожевин В.Л. Спецкурс Фалеристика. программа | Кожевин. В.Л. Спецкурс по офицервству | Программа по архивной практике | Программа Кузнецова- Корзун введение в историческое исследование | Практикум по спецкурсу Корзун-Кузнецовой | Рыженко В.Г. Культура региона. | Рыженко ХХ век революция и культура. Программа и метод указания | Рыженко. Человек. Город.Культура. Программа спецкурса | Шепелева. Спецкурс по Федорову. Программа | Шепелева В.Б. Синергетика. Программа | Мамонтова М.А. Современная историография антропологический аспект | Дополнительные материалы по курсу политологии | Факультет международного бизнеса | Рыженко В.Г. Дополнительные материалы по истории культуры


Рыженко. Человек. Город.Культура. Программа спецкурса

 

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСТИТЕТ

 

 

 

 

Человек, город, культура

(к проблеме специфики взаимосвязей в ХIХ-ХХ вв.)

 

Программа спецкурса

для студентов исторического факультета

 

 

Издание ОмГУ Омск 2000

Человек, город, культура (к проблеме специфики взаимосвязей в XIX-XX вв.): Программа спецкурса для студентов исторического факультета ОмГУ / Сост. В.Г. Рыженко.- Омск: ОмГУ, 2000

Выполнено в рамках Мегапроекта “Развитие образования в России” Института “Открытое общество” (проект № НБА 915)

Рецензенты:

доцент, канд. ист. наук, В.Ш. Назимова (ОмГПУ)

ведущий научный сотрудник Центра "Историческая наука России" ИРИ РАН Б.П.Балуев (г. Москва)

 

 

© Омский госуниверситет, 2000

© Рыженко В.Г.

 

 

Уважаемые студенты!

 

 

Предлагаемый спецкурс читается на историческом факультете для студентов III-IV курсов в блоке дисциплин по специализации “Отечественная история”. Однако его междисциплинарная ориентация дает возможность рассматривать выделенную проблему, опираясь на более широкий конкретно-исторический контекст (социокультурные аспекты общеевропейских урбанистических процессов XIX-XX вв.) и обращаясь к различным исследовательским подходам (культурно-антропологический, градоведческий, семиотический). Поэтому спецкурс может оказаться полезным и для студентов, изучающих близкие проблемы всеобщей истории и культурологии.

Хронологические рамки спецкурса охватывают тот период мировой истории, который связывается с цивилизацией индустриального (техногенного) типа и характеризуется преобладанием городских поселений и их культуры, становящейся источником формирования личности открытого типа с новыми социальными и ценностными ориентирами. Спецкурс является авторским и предполагает обращение к малоизученным историками отечественной культуры проблемам. Это определяет его построение в виде трех основных разделов: первый носит вводный характер, второй очерчивает основные теоретико-методологические и историографические аспекты с акцентом на своеобразие возможной источниковой базы для подобных исследований и третий включает конкретно-историческое описание стержневой линии спецкурса – динамики деятельности человека по конструированию и/или разрушению окружающего его городского культурного пространства.

Цель и задачи курса увязываются, во-первых, со сферой подготовки историка-профессионала нового поколения (владение избыточной информацией, методиками междисциплинарного исследования), во-вторых, с необходимостью преодоления отмечаемого в современной историографии контраста между бурно обновляемой исследовательской тематикой и недостаточно активным внедрением результатов новейших исследовательских поисков в практику вузовского и школьного преподавания.

Особенностью и новизной курса является его междисциплинарная направленность, использование элементов гибких образовательных технологий, основанных на проблемно-ориентированном и личностно-ориентированном обучении, развитие рефлексивно-методологического мышления и нацеленность на формирование у студентов потребности в расширении индивидуального культурного пространства. Курс основывается на современных результатах научно-исследовательской деятельности представителей разных областей гуманитарного знания, в том числе включает самостоятельные исследовательские наработки автора по изучению отдельных аспектов обозначенной проблемы и результаты его совместной работы с историками культуры, занимающимися анализом специфики социокультурных процессов на макро- и микроуровнях.

Курс рассчитан на один семестр. Трудоемкость спецкурса определяется в объеме 54 часов, в том числе 36 аудиторных (30 ч. лекций и 6 ч. практикумов), индивидуальной работе отводится 6 ч. Итоговая форма проверки знаний – зачетное собеседование. Из приведенного списка литературы в качестве обязательной рекомендуются следующие публикации: 2, 3, 5, 6 (на выбор один из фрагментов), 8, 12, 13, 14, 16, 21, 25, 28, 29, 31, 35, 38.

 

 

 

 

Вводный раздел

 

 

Тема 1.Существующее отношение к культуре в нашей стране, его многослойность

 

Современный человек в городском культурном пространстве (профессионалы организованного благоустройства, стихийные и сознательные разрушители городов, ревнители памятников истории и культуры, творцы официальной городской мифологии). Восприятие современным человеком вещей и символов окружающей городской среды. Образ города как часть персонального динамического образа мира, содержание которого определяется культурными доминантами и социальными контекстами. Стереотипы массового сознания и государственная политика по отношению к городу и к его социокультурному потенциалу (современные стратегические планы и градостроительные концепции).

Тема 2. Движение за возрождение культуры в России, его неоднородность и связь с историческими мифами

 

Понятия “центр” и “провинция” в условиях ХХ в., их российская специфика. Официальный образ современного столичного и провинциального российского города, его признаки. Роль провинции в развитии культуры России. Самодеятельная личность представителя городского сообщества и проблема становления гражданского общества, ее российская специфика. Особоезначение осознания индивидом символики городского культурного пространства в контексте проблем “экологии культуры”, формирования стратегии развития местного самоуправления и городского самосознания. Всплеск дискуссий о “русской” и “западной” ориентации отечественной культуры. Их соотношение с реальными тенденциями развития городского социума.

 

 

Теоретико-методологический и историографический раздел

 

 

Тема 3.Место проблемы конкретно-исторических взаимосвязей человека, города, культуры в отечественных исследованиях

 

Междисциплинарный характер проблемы и необходимость выхода за рамки традиционной модели проблемной историографии. Основные этапы и признаки возникновения интереса к разным аспектам проблемы и движения научной мысли к комплексному ее изучению. Новейшие научные трактовки понятия “культура” и ее своеобразия для ХХ века (С.А. Аверинцев, А.И. Арнольдов, В.С. Библер, В.П. Руднев).

Вычленение культурологической линии. Особенности исследовательского подхода Международной Ассоциации по семиотике пространства (по материалам международного конгресса в Санкт-Петербурге 27-30 июля 1995 г.). Новейшие подходы к характеристике образа города (его мифологемы) в контексте автомодели культуры и представления о личности как социокультурном типе (концепция А.А. Пилипенко и И.Г. Яковенко).

Тема 4. Изучение человека как творца личностных идеалов, ценностей элитарной и массовой культуры и картины мира

 

Выдвижение проблемы взаимосвязи человека, природы и общества в деятельности Института человека и ее освещение в журнале “Человек” (1990-1991). Связь проблематики спецкурса с интеллигентоведением, историей культуры и ее отраслевыми ветвями (история архитектуры и градостроительства). Включение понятий “носители культуры” и “штучный интеллигент” в рассмотрение вопроса о взаимосвязях человека и города в советскую эпоху истории России XX века.

Обращение к проблеме в трудах, посвященных теории и истории урбанизации, ее социокультурным аспектам. Определение российской специфики как состояния “на полпути к городскому обществу” (А.Г. Вишневский). Внимание к проблеме в историко-географических отечественных исследованиях. Невостребованное наследие российской урбанологии (Л.А. Велихов). Нарастание новых тенденций и расширение проблемного поля: от выдвижения пространственно-временной координаты в работах М.Г. Диканского (1926) до формирования современной геоурбанистики (Г.М. Лаппо, 1997) и геоэтнокультурологии. Специфика подходов ростовской группы исследователей (С.Я. Сущий, А.Г. Дружинин). Деятельность Российского НИИ культурного и природного наследия. Изучение географии искусства в трудах Ю.А. Веденина. Литературное градоведение как одно из направлений современной географии культуры. Использование произведений художественной литературы для характеристики городов как объектов географического изучения (Г.М. Лаппо, 1998) и значение этого метода в историко-культурологических исследованиях.

Поворот к отдельным аспектам проблемы в рамках феноменологического подхода (М.Ф. Румянцева, И.Г. Кондаков) и антропокультурной парадигмы (Ю.Л. Пивоваров, Г.А. Гольц). Включение пространственно-культурологической координаты рассмотрения проблемы: от “Экологии культуры” (Д.С.Лихачев) к возвращению “Духа Места” как связующего понятия и фундаментальной категории культурологии. Востребование наследия представителей отечественной культурно-исторической школы (Н.К. Пиксанов, И.М. Гревс, Н.П. Анциферов). Соотношение “Духа Места” и понятия “областных культурных гнезд”. Их современные версии. Введение термина “безместность”, “культурный потенциал города”, “активное меньшинство” (В.Л.Глазычев). Возможности историко-культурологической модели анализа проблемы в контексте развития отдельных крупных городов России и изучения социокультурных сообществ российской провинции. Особенности изучения столичного городского культурного пространства (Г.С. Каганов, Вл. Паперный). Попытки конструирования региональной исследовательской версии изучения взаимосвязей человека и города внутри культурно-цивилизационного ландшафта XX в. Наработки сибирских исследователей в 1990-е гг.

Тема 5. Особенности источниковой базы историко-культурологического изучения проблемы

 

Вопрос о соотношении нарративных, визуальных (изобразительных и фотографических) и материальных источников (архитектура и интерьерно-дизайнерские разработки, предметно-вещный ряд музейных экспозиций). Город как источник синтетического типа и памятник истории культуры, отражающий динамику ее наслоений. Методика погружений в среду, сотворенную человеком - детищем индустриальной цивилизации, - расширение исследовательского арсенала историка культуры. Опора на локальный метод. Опыты и программы ученых 1920-х гг., их адаптация к современным задачам. Возможности комплектования “устной истории” для анализа проблемы: механизм создания мифов и легенд истории XXвека и закрепления их в символике городского пространства.

 

 

 

 

 

 

Конкретно-исторический раздел

 

 

Тема 6. Города как “культурные гнезда” - центры (очаги) сгущения творческой энергии человека и воплощения ее результатов

 

“Человек – существо, строящее города”. Типы городов (большие, средние, малые), эволюция их статистических и социокультурных характеристик к концу XIX -началу XXв. Города – символы мировой (европейской) и отечественной культуры. Рим как “вечный город”, Париж и Вена – культурные столицы мира, их роль в формировании социокультурных ориентиров человека в XIX-XXвв. Лондон и Париж – центры международных промышленных выставок, демонстрирующих революцию в строительстве и архитектуре и безграничные возможности творчества человека.

Символика городских центров, отражение в ее динамике представлений человека об окружающем мире и эстетических идеалах эпохи. Стремления к ее художественному совершенствованию (К. Зитте). Особая роль и проблемы развития крупных городов в конце XIX -ХХ веке. Их отражение в художественном творчестве (Э. Верхарн и В. Брюсов, А. Белый). Попытки конструирования гармоничного социокультурного пространства города: идеи и практика “городов-садов” (Э. Говард и его российские последователи). Создание обществ городов-садов. Международный съезд 1914 г. в Англии.

Тема 7. Российские столицы, сходство и различие их культурного пространства, особенности “московского” и “петербургского” типа личности

 

Державная “мифология”, сложная символико-эмблематическая система – главная часть “Души” военной столицы империи вплоть до начала XX века. Трансформация образа Москвы – “Третьего Рима” в “Москву купеческую”.Проявление этих линий в деятельности профессионалов-градостроителей. Петербургский институт гражданских инженеров и его выпускники. Конструирование культурного пространства “третьей” российской столицы: Нижний Новгород, территория торгово-ярмарочного комплекса – образец российской градостроительной культуры XIX в. Участие О. Монферрана, Р. Килевейна, А. Фон Гогена, Г. Трамбицкого, К. Треймана в ее застройке. Деятельность их учеников и последователей в крупных городах российских окраин (на примере Сибири). Организация художественных выставок при ярмарках – отражение в российской культуре новых интегративных и диалоговых тенденций мирового социокультурного процесса.Особое значение 16-й Всероссийской выставки (1896 г.), председатель управления С.Ю. Витте, куратор художественного раздела – А.Н. Бенуа.

Тема 8. Признаки изменений во взаимосвязях человека и культуры

на рубеже ХIХ – в начале ХХ вв.

 

Рост урбанизационных процессов и их последствия. Архитектурные и градостроительные идеи конца ХIХ - начала ХХ вв., их связь с культурным идеалом новой эпохи. Их эволюция от “модерна” к “конструктивизму”, к промышленной эстетике, к интернациональному стилю и функциональному городу (от Штюббена, Зитте и Говарда к Ле Корбюзье). Вещи и символы городов начала XX века – совокупность новых ориентиров человека переломной эпохи и источник дальнейших социокультурных пульсаций ХХ в. Технические новшества, развитие инженерной мысли, создание новых материалов - основа зарождения новых форм культуры индустриального общества и формирования многообразия возможностей вхождения человека в мир культуры. Движение за реализацию лозунга “красивые города – богатые города”. Оформление“массовой культуры” в особый тип, его соотношение с “элитарной” и профессиональной моделями. Складывание и упрочение инфраструктуры массовой культуры и ее ценностей. Возникновение опорных звеньев индустрии городского отдыха и развлечений – фотографии, кинематографа, цирка, эстрады, общегородских садов и парков. Изменение состояния элитарной культуры. Ощущение кризиса в отношениях человека и окружающего мира, его российская интерпретация (А.Белый. На перевале; Н.Бердяев. Кризис искусства).

 

 

 

Тема 9. Общее и особенное в развитии российских городов в к. ХIХ

и в первых десятилетиях ХХ вв.

 

Признаки состояния “на полпути к городскому обществу”. Обострение отношений между городской и деревенской культурой и его проявление в складывании культурной среды больших и малых городов России. Парадоксы этих процессов (близость “иноземных диковин” городской культуры - кинематографа - лубочным и балаганным элементам русской народной культуры; участие российского купечества в привнесении в отечественную культуру ценностей авангардистского “декадентского” искусства и т.п.). Российские города-центры, их облик в начале XX века и некоторые устойчивые формы общения горожан с миром культуры. Появление особых мест в культурном пространстве городов: музеи различных типов, народные дома, учебно-научные и просветительские комплексы. Их инициаторы, проектировщики и строители зданий. Московский Музей изящных искусств и его создатели. Инициатива по подготовке и открытию Музея Города в Петербурге (Л. Ильин, В. Курбатов, Я. Щупак). Духовный компонент культурно-цивилизационного ландшафта города эпохи военно-революционных потрясений, его творцы. Роль общественных объединений и городских сообществ в попытках отстоять культуросозидающую линию.

 

 

 

Тема 10. Революционные модернизации и новая логика формирования городского культурного пространства

 

Изменение “языка форм города”, его идеологи и инициаторы. Трансформации планировочной структуры, организованные широкомасштабные переименования, замена доминант городского ландшафта, повсеместное внедрение “столичных” образцов.

 

 

 

Тема 11. “Советский” тип культуры, его влияние на городскую культурную среду

 

Признаки этого воздействия в “центре” и в российской провинции. Идеи и практика “соцгорода”. Судьба культурного наследия старых российских городов. Директивный метод преобразования культурной среды, его сочетание с мифами и утопиями новой эстетики (Генплан развития Москвы и деятельность архитекторов-новаторов: Эль Лисицкий, братья Веснины, К. Мельников, Э. Татлин, А. Родченко и др.). Новые градостроительные доминанты, переход к типовой застройке, наслоения “вещей” и “символов” культуры. Создание “образцовой столицы” в 1930 – 1950-е гг. Конкурс на проект Дворца Советов, его участники. Особая символика проекта-победителя (Б.Йофан). Расчистка городских центров от прежних доминант (культовое зодчество) и формирование официального образа главной площади в крупных городах СССР. ВСХВ/ВДНХ – “Город-рай” советской эпохи, его создатели и символика пространства.

 

 

Заключительный раздел

 

 

Историческое ядро современных больших городов - специфическая зона “культурного восстановления” (А.Э. Гутнов). Проблема трансформации символики городского пространства в современном городе, проблема сохранения культурного наследия, ее составляющие. Нарушения сомасштабности городской застройки и культурного пространства гармонического развития человека - проявление специфики воздействия политики и идеологии на культурную среду городов. Общественные и личностные формы защиты ее от разрушения. Значение знаний об отечественном культурно-историческом наследии и своеобразии развития городской культурной среды для понимания ее современных проблем, роли неформального городского сообщества и “активного меньшинства” в их решении.

 

 

Практикум и рекомендации к его выполнению

 

 

Тема 1. Человек и мир современной культуры: проблемы диалога

 

Формы общения человека с культурой в современном городе (на примере современного многофункционального города-миллионера). “Старое” и “новое” в архитектурно-планировочном облике города, их влияние на духовный мир горожанина. При таком подходе задача заключается в том, чтобы исследовать культурное освоение человеком окружающего его мира и самого себя, создавая на этой основе ценностный культурный базис общества. Важной частью интегративного осмысления взаимосвязей человека, города, культуры является проникновение в динамику многообразных историко-культурных реалий, в ее локальную специфику. Следовательно, особая роль в образовательных программах т.н. "гуманитарного цикла" как в вузах, так и в средних учебных заведениях выпадает на культурно-исторический блок. При этом в центре внимания оказываются Личность, самоорганизующиеся Сообщества, определенные типы культур и культурного пространства той среды, того "поля возможностей" (В.Л. Глазычев), в котором протекают разнонаправленные культурные процессы. К концу ХХ века стало очевидным, что наибольшую значимость и одновременно сложность среди существующих культурно-исторических линий имеет тенденция к диалогу культур. Проблема вхождения в многослойный и многомерный мир культуры ХХ века и достижение стадии постижения каждого из культурных слоев - одна из самых трудных как на индивидуальном уровне, так тем и в структуре вузовских учебных дисциплин с их прикладными задачами.

Среди способов проникновения в мир культуры все чаще начинает использоваться локальный метод, широко распространенный в зарубежных исследованиях и имевший оригинальные отечественные наработки. Восстановление его статуса связано с переориентацией магистрального социального стержня на чуткое вслушивание в ритмы жизни, присущие локальным микромирам. Место задает  ракурс видения окружающей социальной действительности, своего рода культурную призму, сквозь которую осуществляется восприятие. В качествеосновного Места, отражающего “ген” города, заданный его творцами и скорректированный другими участниками создания современного многослойного мира городской культурно-цивилизационной символики, выбирается центр города – “школа новизны” (А.Э. Гутнов, В.Л. Глазычев) и совокупный символ, отражающий Дух Места.

 

 

Тема 2. Музеи и выставки - место встреч с уникальным миром культуры, как часть живой культуры и связующая нить времен

 

Содержание категории "Места" имеет подвижные границы, его прямое и обратное "расширение-сужение" определяется научно-практическими задачами. Внутренняя структура "Места" может быть представлена как единичными элементами, так и их наслоениями. В этом случае к первой группе отнесем музеи, понимаемые не только и не столько в музееведческом традиционном контексте (научно-исследовательские и просветительские учреждения), а прежде всего как особые частицы городского культурного пространства. Именно они могут готовить "почву" и становиться местом потенциального диалога культуры. Обычная ознакомительная "музейная встреча" превращается в этом случае в важное звено на пути вхождения современного человека, живущего в системе координат "своей субкультуры, и его погружение в "иные" культурные измерения. Остановимся на некоторых вариантах поиска способов введения учащихся и/или студентов - представителей российской молодежной субкультуры конца ХХ века - в мир универсальных культурных ценностей. Стержнем общего замысла практикума, его построения и реализации сформулированных выше задач (тема 1) избран проблемно-хронологический принцип (в контексте цивилизационного подхода) и нацеленность на осмысление исторических корней сложившегося локального культурного пространства (на примере крупнейшего современного города с его российской специфической “Душой Места”). Одна из главных проблем для осмысления в ходе практикума - проблема участия человека в складывании совокупного культурного наследия, его материализованных и духовных форм, включая невостребованные и потенциальные варианты. Изначально задается ориентация на восприятие современной культурной ситуации, в том числе бытования в ней объектов профессиональных интересов студентов, лишь как верхушки культурно-исторического айсберга, подводная часть которого пока ускользает от внимания разработчиков конкретных программ и методик в рамках существующей до сих пор управленческой модели "культурного обслуживания" населения.

Один из вариантов практикума-погружения в рамках темы 2 - изучение трансформации модели общественного музея советской эпохи, на материалах музейного комплекса городского Дворца творчества детей и юношества (ГДТДиЮ) г. Омска за 1993-2000 гг. Данный комплекс - одна из музейных ячеек, которая является непосредственным детищем проявления самодеятельных творческих поисков конца XIX - XX вв. и получила название “общественных” музеев. Разумеется, следует учитывать эволюцию их статуса.

Другая особенность предлагаемого практикума по теме 2 - включение в поле диалога культур (студент – представитель современных горожан и мир музейной уникальной культуры) материалов любой выставки, проходящей в данный момент в том или ином музее. При этом не имеет значения, на основе какой коллекции (государственной или частной, местной или общероссийской, либо привезенной из-за границы) подготовлена выставка. Задачи которые в этом случае, ставятся перед студентами, связаны с проблемой установления диалога "двух" культур: уникального мира музейной культуры и ценностей и ориентиров современной молодежной субкультуры. Дающееся дополнительное задание состоит в написании небольшого эссе (с элементами научной рефлексии с использованием материалов прослушанных лекций) с изложением собственного восприятия увиденного, но с учетом того, что это увиденное является частью мира городской культуры.

С помощью обозначенных двух тем практикумов получает закрепление общая логика всего спецкурса: от теоретических рассуждений до реального погружения в мир образов, специфических форм художественной деятельности и вживания в многослойную и мифологизированную символику того пространства, которое окружает современного человека в конце ХХ века.

 

 

Вниманию студентов!

 

 

Зачетная беседа по курсу проводится на основе материалов лекционного курса, т.е. того круга проблем, которые были в нем отражены и указаны в программе, а также с использованием материалов, собранных студентами во время практикумов.

Этот курс в видоизмененном варианте служит основой для элективного курса “Человек в мире городской культуры” (Человек и город: символика культурного пространства).

 

 

 

Рекомендательный библиографический список

  1. Алексеева Т.И. Город как саморазвивающаяся система: контуры новой парадигмы // Город как социокультурное явление исторического процесса / РАН. Науч. совет по комплексной проблеме “История мировой культуры”; Отв. ред. Э.В. Сайко. М.: Наука, 1995. С.38-46.

  2. Анциферов Н.П. Непостижимый город... Л.: Лениздат. 1991 (с обязательным прочтением вводной статьи И.М. Гревса).

  3. Бурлина Е. Город. Страна. Планета. Модели гуманизма в художественной культуре. Самара, 1995.

  4. Буровский А.М. Психологическое пространство городского ландшафта в характеристике урбанизационных процессов: от настоящего к будущему // Урбанизация в формировании социокультурного пространства. М.: Наука, 1999. С.249-259.

  5. Быстрицкий Андрей. Urbi et orbi // Новый мир. 1994. № 12.

  6. Вайль Петр. Гений места М.: Издательство “Независимая газета”, 1999. 488 с.

  7. Веденин Ю. А. Очерки по географии искусства. Спб.: Дмитрий Буланин, 1997. 224 с.

  8. Вишневский А.Г. На полпути к городскому обществу // Человек. 1992. № 1. С. 12-24.

  9. Вуек Я. Мифы и утопии архитектуры XX века / Пер. с пол. М.В. Предтеченского; Под ред. В.Л. Глазычева. М.: Стройиздат, 1990. 286 с.

  10. Гидион З. Пространство, время, архитектура / Сокр. пер. с нем. М.В. Леонене, И.Л. Черня. 3-е изд. М.: Стройиздат, 1984. 455 с.

  11. Глазычев В.Л. Культурный потенциал города // Земство. Архив провинциальной истории России. Пенза, 1994. № 1, С.6-23.

  12. Глазычев В.Л. Дух Места // Освобождение духа: Сб. М., 1991.

  13. Город и культура: Сб. науч. тр. / Отв. ред. П.А. Подболотов. Науч. ред. С.Н. Иконникова, Г.В. Скотникова. Спб., 1992.

  14. Город как социокультурное явление исторического процесса / РАН. Науч. совет по комплексной проблеме “История мировой культуры”; Отв. ред. Э.В. Сайко. М.: Наука, 1995. 351 с. (особо разделы: “Город в историческом процессе. Методологические аспекты исследования”, “Культурообразующие функции города и городская среда”).

  15. Гутнов А.Э. Эволюция градостроительства. М.: Стройиздат, 1984. 256 с. (Главы 1-2, 6).

  16. Гутнов А.Э., Глазычев В.Л. Мир архитектуры (лицо города). М., 1990.

  17. Зитте К. Художественные основы градостроительства / Пер. с нем. Я. Крастиньша. М.: Стройиздат, 1993. 255 с.

  18. Зоркая Н.М. На рубеже столетий. У истоков массового искусства в России 1900-1910 годов. М.: Наука, 1976. 303 с.

  19. Зорская Нея. Фольклор, лубок, экран. М.: Искусство, 1994.

  20. Каган Моисей. Москва – Петербург – провинция: “ двустоличность” России – ее историческая судьба и уникальный шанс // Российская провинция. 1993. №1. С.16-27.

  21. Каган М.С. Культура города и пути ее изучения // Город и культура. Спб., 1992. С. 15-34.

  22. Каганов Г.З. Санкт-Петербург: образы пространства. М.: Издательство “ИНДРИК”, 1995. 223 с.

  23. Кириллов В.В. Из истории градостроительства Подмосковья в первые годы Советской власти (проекты и практика строительства) // Русский город (исследования и материалы). Вып. 2. М.: Изд-во МГУ, 1979. С.3-48.

  24. Кириллов В.В. Становление пластически-пространственной системы модерна в архитектуре русского города в конце XIX-начале XX века // Русский город. Вып. 9: Сборник / Под ред. В.Л. Янина; Сост. Л.И. Насонкина. М.: Изд-во МГУ, 1990. С.122-143.

  25. Коган Л.Б. Быть горожанами. М.: Мысль, 1990. 205 с.

  26. Кондаков И.Г. Феноменология города в русской культуре // Урбанизация в формировании социокультурного пространства / Отв. ред. Э.В. Сайко. М.: Наука, 1999. С.188-203.

  27. Лаппо Г.М. География городов. М.: “Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС”, 1997. 480 с.

  28. Лихачев Д.С. Экология культуры // Памятники Отечества. 1980. №2.

  29. Марков Б.В. Храм и рынок. Человек в пространстве культуры. Спб.: Издательство “Алетейя”, 1999. 304 с. (рекомендуется раздел 2. Культура и город. С.105-187).

  30. Немчинов В.М. Метафизика города // Город как социокультурное явление исторического процесса. М.: Наука, 1995. С.234-240.

  31. Очерки русской культуры XIX века. Т.1. Общественно-культурная среда. М.: Изд-во МГУ, 1998. 384 с. (статьи Л.В. Кошман, А.П. Шевырева, В.Н. Козлякова и А.А. Севастьяновой).

  32. Паперный Владимир. Культура Два. М.: “Новое литературное обозрение”, 1996. 384 с.

  33. Полякова Е. Город Остроумовой-Лебедевой. М.: Советский художник, 1983. 223 с.

  34. Прогулки по Петербургу. Здесь будет город/ Сост: Л.К.Ермолаева, И.М.Лебедева. Спб., 1995.

  35. Прогулки по старому Омску/ Сост: В.И.Селюк, И.Г.Девятьярова. Омск, 1993.

  36. Русский город на почтовой открытке конца XIX – начала XX века. Альбом / Сост. М.С. Забочень, М.А. Блинов. Автор текста Т.И. Гейдер. М.: Русская книга, Калининград: ГИПП “Янтарный сказ”, 1997. 223 с.

  37. Смагин Б.А. Социокультурная городская среда и развитие личности // Город и культура. Спб., 1992. С.35-41.

  38. Соколов Э.В. Город глазами культуролога // Город и культура. Спб., 1992. С.3-15.

  39. Социокультурное пространство диалога / Отв.ред. Э.В. Сайко. М.: Наука, 1999. 221 с. (рекомендуются разделы: “Город носитель систем диалогов и субъект диалога”, с. 90-122 и “Диалоги культур и культура в “диалоге””, с.123-216).

  40. Сыродеева А.А. Опыт описания феномена локальности // Человек. 1995. № 5. С.35-46.

  41. Сэндоу Алекс. Самоопределение как проблема всеобщей истории // Человек. 1993. №6. С.75-84.

  42. Урбанизация в формировании социокультурного пространства. М.: Наука, 1999. 285 с.

  43. Яковенко И.Г. Город в пространстве диалога культур и диалог города // Социокультурное пространство диалога / Отв. ред. Э.В. Сайко. М.: Наука, 1999. С.90-101 .

  44. Яргина З.Н. Эстетика города. М.: Стройиздат, 1991. 366 с.

 

 

 

 

Вспомогательный словарь ключевых понятий, терминов и

словосочетаний

 

 

Активное меньшинство - с помощью этого термина в нашем курсе выделен один из самых главных факторов развития культуры - деятельность той группы населения локуса, которая является носителем активного самодеятельного созидающего и новационного начала в самых различных областях (секторах) культурного пространства, в том числе по созданию устойчивых или временных ячеек культурно-цивилизационного ландшафта. Необходимо подчеркнуть, что мы этим термином обозначаем смешанную (сквозную) группу населения региона, куда включаем представителей разных возрастов, разного образовательного уровня, различных социальных групп, общественных и политических объединений, кроме экстремистских и т.д. Главным критерием принадлежности к “активному меньшинству” служит отношение к культуре, деятельность по приращению и сбережению отечественного и местного культурного наследия. Предлагаемый термин следует отличать от употребляемых в культурологии и философии терминов “элита”, “интеллигенция”, “образованное культурное меньшинство”. Во всех перечисленных случаях критерием становится высокая степень профессиональной компетенции в отдельных областях умственной и творческой (художественной) деятельности.

 

 

Архитектурно-градостроительный облик - термин, конструируемый для решения цели и задач нашего курса как производный и собирательный от нескольких более специальных, в том числе, архитектура, градостроительство, образ художественный, образец, вещи и символы культуры. Предлагаемый нами термин близок к используемому в истории архитектуры термину “силуэт города” - абрис, контур городской застройки, зелени и природных образований, видимый издали как единая плоскость на контрастном фоне неба или природного рельефа окружающей местности. Одновременно в общем архитектурно-градостроительном облике того или иного поселения присутствуют рациональные (научно-практические и утилитарные) идеи, идеалы и ценности той или иной эпохи (как например, планировочые, в которых образ и облик застройки сменяются от живописной интуитивной сомасштабности с природой (в народном зодчестве “долинный” или “дорожный” типы поселений с культовым зданием как символической архитектурно-композиционной доминантой) до планов регулярной застройки городов Российской империи с использованием “образцовых проектов” до генпланов советской эпохи с приоритетом народнохозяйственной функции поселения, учитывавших и некоторые глобальные урбанизационные процессы (появление концепции зонирования городских территорий и ее отражение в типовом облике крупного города XX в.). Принято считать, что облик поселения, особенно города, создается его центром, концентрируется и видоизменяется наиболее наглядно в этом центре.

 

 

Архитектурно-планировочная структура - термин, составленный нами из ряда более частных (например, регулярная планировка, архитектурное пространство, свободная застройка, “образцовые проекты” ), относящихся к аппарату таких специальных дисциплин, как история архитектуры и градостроительство. Внутри этих дисциплин они обозначают определенное содержание (вид) планировки и застройки населенных пунктов, т. е. размещения на определенной территории строительных объектов (зданий и сооружений промышленных предприятий, транспорта и коммунального хозяйства, жилых и общественных зданий, озеленения, малые архитектурные формы, служащие для придания окружающей среде благоустроенного вида). Для нашего курса он выполняет междисциплинарную связующую функцию и является одним из параметров конкретно-исторической динамики культурного пространства.

 

 

Вещи культуры - термин включен в данный курс для акцента внимания студентов на особенностях динамики и трансформаций регионального культурного пространства и употребляется в комплексе с термином “символы культуры”. В нашем случае под вещами культуры понимаются различные элементы культурного пространства региона (его культурно-цивилизационного ландшафта), обладающие и созраняющие свой изначальный социокультурный смысл и роль культурной доминанты пространства в целом или его отдельных частей. Например, культовые здания, использующиеся по своему прямому назначению, прочие сооружения гражданской архитектуры, придающие своеобразие местной культуре за счет своего прямого назначения.

 

 

Диалог культур (диалог в культуре) -термин, введенный В.С. Библером в современную культурологию; по его мнению, в XX в. формируется новый всеобщий разум - разум диалогический, определяемый им как разум культуры. Диалог культур - это процесс взаимодействия культурных систем (явлений), в результате которого каждая культура осознает и обретает свою индивидуальную самобытность. Взаимообогащающийся диалог “культурных миров” составляет основу их развития, он позволяет им полнее раскрыть смысловые глубины, осознать свою уникальность, самотождественность, которые обнаруживаются в зоне коммуникации и взаимоотнесения ценностей, норм, значений и т. д. Основа диалога культур – поиск компромисса между различными, порой противостоящими ценностями. В этом диалоге особую роль играет личность, которую Библер называет своеобразным “социальным квантом” действия, способным вступать с собой в актуальный, действенный. Продуктивный диамонолог. В нашем курсе данный термин и его объемное содержание служат не только теоретической опорой, но и практическим руководством для практикума-погружения в мир современной многослойной культуры.

 

 

Инфраструктура культуры, (культурного пространства) - термин, в последнее время ставший общеупотребительным и в гуманитарных науках, в том числе в истории культуры и в культурологии. В соответствии с установками нашего курса он входит в число ключевых. С его помощью обозначается система условий создания, сохранения, трансляции и воспроизводства культурных ценностей, развития культурной жизни и творчества (музеи, библиотеки, архивы,культурные центры, театральные, концертные, выставочные залы, мастерские, системы управления и экономического обеспечения культурной жизни). Сюда же входит сложное содержание междисциплинарного понятия “архитектурно-планировочная структура”. Для истории культуры и ее культурологического осмысления важно учитывать, что набор инфраструктурных элементов формируется в исторической динамике и может быть примерно одинаков для основных очагов - гнезд накопления локального культурного потенциала. Однако для каждого “гнезда” роль того или иного инфраструктурного элемента будет различаться, так как это связано со спецификой культурно-личностного фактора (личностей их создателей и деятельности формирующегося вокруг них сообщества, если это происходит).

 

 

Зодчество (архитектура) культовое, светское (гражданское) - в искусствоведении и истории культуры оба термина являются синонимами и взаимозаменяемы; в широком смысле оба означают строительное искусство - умение целесообразно возводить всевозможные постройки. Практически все научно-справочные издания, в том числе по культурологии, подчеркивают их связь с мировоззрением человека, с реализацией его практических потребностей и одновременным стремлением проектировать и строить по законам искусства и в соответствии с эстетическими принципами той или иной эпохи. Для задач нашего курса важно подчеркнуть, что оба термина обозначают реальные социокультурные процессы, отражающие специфически, художественными средствами господствующие представления своей эпохи, идеи и устремления своего общества. Архитектура наиболее наглядно представляет динамику складывания и трансформаций социокультурного пространства, поскольку принадлежит к сфере материальной культуры (как часть материальных средств существования людей и как часть средств производства - промышленная архитектура, жилые и общественные здания) и к сфере духовной, художественной культуры (как важный вид пластических искусств - пространственных, зрительных, изящных; их эстетическая выразительность связана с утверждением объемной формыв пространстве и переживанием ее пространственного развития). Именно вторая сторона - принадлежность к искусствам пластическим - дает возможность обнаружить в истории культуры не только простой перечень архитектурных сооружений с именами их создателей. Онаакцентирует внимание на наглядных изменениях в средеобыденной жизни человека: ее насыщении и/или утратах в ней материализованных и символически выражаемых духовно-эстетических идеалов, наличии или отсутствия композиционной целостности, построения окружающего человека мира по законам гармонического единства целого и частей. Архитектура (зодчество) и дизайн для XX в. позволяют выявить специфику отношения (проникновения, восприятия) местной провинциальной (региональной) культуры к столичным “образцовым проектам”.

 

 

Культурное пространство - этот термин соединяет в себе принятую в культурологии оценку важности категории пространства для понимания культуры XX в. (См.: Руднев В.П. Словарь культуры XX века. М., 1997. С.241-244) и разрабатываемую историками культуры на стыке с географией совокупность понятий, описывающих очаговое (“гнездовое”) территориальное распространение и организацию различных видов и форм культуры (материальных, духовных и их разных соединений). При этом одновременно используются отечественные и зарубежные научные подходы (теория и методика “областных культурных гнезд” Н.Пиксанова, И.Гревса, Н.Анциферова, изучение пространственно-культурной многоликости провинций Франции Ф.Броделем, современная концепция географии русской культуры и искусства - С.Сущий, А.Дружинин, Ю.Веденин). В рамках данного курса в используемую совокупность ключевых понятий входят культурный и культурно-цивилизационный ландшафты, инфраструктура культуры и культурного пространства, культурные потоки, ареалы (очаги) культурных пульсаций. Дополнительные акценты в содержание этого термина, требующиеся для целей и задач нашего курса, вносятся из понятий специальных наук (искусствоведения, архитектуры, градостроительства, в рамках последних это относится к т.н. “средовому подходу”). Отсюда мы конструируем обобщенный тезис, что реальное пространство определенного поселения формируется архитектурой и монументальным искусством. Оно должно быть обозначено зданиями, сооружениями и другими искусственными доминантами, упорядочивающими это пространство в соответствии с общепринятыми в данной культуре образцами, традициями, национальными идеалами и придающими этому пространству только ему присущий набор культурных смыслов.

 

 

Культурный ландшафт - термин, опорный в концепции Ю.Веденина и определяемый им как целостная и территориально-локализованная совокупность природных, технических и социально-культурных явлений, сформировавшихся в результате соединенного действия природных процессов и художественно-творческой, интеллектуально-созидательной и рутинной жизнеобеспечивающей деятельности людей (Веденин Ю.А. Очерки по географии искусства. СПБ., 1997. С 9-10). Выделяется два слоя в культурном ландшафте: природный и культурный. Для целей нашего курса важен второй, в котором, согласно Веденину, отражается вся совокупность процессов и результатов человеческой деятельности, направленной на создание системы ценностей, и который является доминирующим фактором развития; в культурном слое постоянно присутствуют во взаимосвязи современная культура и культурное наследие, культура новационная и традиционная. Ядром накопления (приращения) культурного слоя является деятельность человека.

 

 

Культурно-цивилизационный ландшафт - термин, подчеркивающий ведущую роль организованной деятельности людей в преобразовании того или иного места, его пространства (в нашем случае, - Западной Сибири); причем организующим фактором являются социально-политические установки, геополитические и экономические государственные интересы. Впервые это словосочетание применительно к ситуации в России употребил в своем эссе А.Быстрицкий (Новый мир, 1994, №12), сравнивая урбанизационные процессы в различных странах и в России преимущественно по их материализованным и социально-демографическим признакам. Наша позиция как историков культурыи культурологов заключается в расширительной трактовке этого термина и включении в его содержание тех компонентов духовной культуры, которые придают уникальность облику и атмосфере местного пространства. Корректировку в структуру и образ такого ландшафтавносит деятельность различных сообществ и отдельных личностей (представителей активного меньшинства, носителей инновационных идей и идеалов). Хронологически этот термин связан с эпохой модернизаций и становлением культуры индустриального урбанизированного общества, для России и ее регионов начало модернизационных процессов относится к XYIII в., а утверждение культуры нового типа охватывает XIX-XX вв.

 

 

Локальная культура - в данном случае этот термин используется для обозначения культуры, социокультурных процессов, пространственно-временных координат, описывающих специфику культуры в определенном, локализованном месте, т. е. определяющим для нас является общенаучный локальный метод. Однако при этом следует учитывать, что в культурологии существует термин “локальные типы культур”, обозначающий разнообразие географических и социальных параметров, с одной стороны, накладывающихся на культуру, а с другой - осваиваемых ею, что ведет к складыванию конкретных исторических типов культур.

 

 

Массовая культура - термин, которым описывается специфический субкультурный слой, оформляющийся как противоположный элитарной культуре в XIX - XX вв. В трактовке его содержания есть различия в подходах культурологов и историков культуры. Все еще встречается, хотя уже не доминирует, негативная оценка сущности массовой культуры как разновидности культуры капиталистического общества, навязывающей потребительские ценности западного образа жизни. Однако имеются более глубокие с научной точки зрения версии этого сложного социокультурного феномена, которые ближе целям и задачам нашего курса. Это, во-первых, понимание массовой культуры как явления, присущего определенной стадии развития цивилизации и соответственно имеющейся внутри культуры индустриального (техногенного) общества. Сам термин подчеркивает специфику возникновения данного субкультурного слоя - зависимость от особенностей производства культурных ценностей, изобретения каналов их массовой трансляции и тиражирования копийных образцов элитарной культуры. Примечательна точка зрения В.П. Руднева, объясняющего необходимость (объективность существования) массовой культуры принципом дополнительности и связью со структурой человеческого мозга из двух полушарий. По его мнению, массовая культура - это семиотический (знаковый - В.Р.) образ реальности, фундаментальная (элитарная - В.Р.) культура - образ глубоко вторичный (вторичная моделирующая система, философия вымысла). В этом смысле он считает, что массовая культура традиционна и консервативна, она заменила в XX в. фольклор.

 

 

Многослойность культуры - термин, в качестве специального вводится нами для обозначения реального многообразия динамичных социокультурных процессов и возникающих соответствующих результатов (его можно обозначить - “органическая - естественная - многослойность”). На протяжении XIX в. и окончательно в XX в. органическая многослойность дополняется под воздействием модернизационных процессов двумя резко обособляющимися слоями : элитарным и массовым. Закрепление этих результатов создает сложный рисунок материальных и духовных элементов объемного культурного пространства (покрытого “мозаичной тканью культуры”, по выражению А.Моля). Исторически сложившиеся признаки многослойности культуры, динамически видоизменяясь, трансформируясь, сохраняются в современной ситуации и могут бытьнаглядно уловлены во время социокультурных погружений. Таким образом, данный термин приобретает дополнительное значение для формирования необходимых для регионоведа-практика исследовательских процедур.

 

 

Модель культуры - данный термин используется в курсе как синоним общей схемы теоретического описания объемного образа региональной культуры, механизма и характера ее развития. Подчеркивается ее конкретно-историческая динамика, в которой главный вектор - это движение от традиционной культуры замкнутого (закрытого, самодостаточного) типа к культуре открытого общества, строящейся на принципах диалога и поликультурности.

 

 

Провинциальная культура - производное сочетание двух сложных по смыслам понятий культура и провинциальность. Для России считается одной из важнейших характеристик специфики ее развития в прошлом и духовного возрождения потенциал провинции. Согласно словарю В.Даля термин “провинциальный” означает нестоличное пространство жизни, культуры. Второе значение включает оценочный негативный смысл: отсталый, наивный, простоватый (Словарь русского языка под ред. С.Ожегова). К этому значению добавляется политический миф о второстепенности (второсортности) всего провинциального, в том числе в культурных традициях, в культурном наследии, в существующей иерархии оценок деятельности представителей провинциальной интеллигенции, в классификации памятников истории и культуры по категориям республиканского и местного значения. В нашем случае учитываются все эти акценты, но методологический приоритет отдается географическому смыслу - удаленность от центра страны. Провинция понимается как обозначение региональной, географической единицы, отдаленной от центра, но одновременно являющейся особой социокультурной системой. Столичная и провинциальная культуры являются двумя специфическими подсистемами практически любой национальной культуры пространственно крупных стран.

 

 

Символы культуры - этим термином в культурологии и истории культуры обозначают условный вещественный опознавательный знак для членов определенного общества или конкретной социальной группы; в качестве символов культуры могут выступать практически любые предметы и вещи, природные процессы, животные и растения, сказочные (мифические) существа. Большинство символов многозначно, разнообразно и иносказательно выражают определенное содержание, которое составляет существо ценностей, норм и идеалов конкретной культуры. В нашем курсе заданный стержневой ракурс “история и современность” делает этот термин вместе с термином “вещи культуры” принципиальным для обозначения динамики социокультурных наслоений, особенно многозначных в культуре XX в. в целом и в ее региональных формах.

 

 

Советская (социалистическая) культура - термин, обозначавший в советском обществоведении новый тип культуры, который был построен в СССР в результате Великой Октябрьской социалистической революции и осуществления “культурной революции”.Их изучению была посвящена обширная литература, в историографии культуры существовала “школа академика М.Кима”, в региональных исследованиях доминировало изучение истории культурного строительства в советской Сибири (ведущая роль принадлежала новосибирскому коллективу под руководством В.Л.Соскина). Основными чертами этой культуры нового типа, сформировавшейся на базе господствующей идеологии марксизма-ленинизма к концу 1930-х гг., объявлялись народность, социалистический гуманизм и коллективизм, советский патриотизм и пролетарский интернационализм, коммунистическая идейность и научное мировоззрение; основными итогами первого периода культурной революции считались создание новой личности и широкое приобщение народа к культурным ценностям. В рамках нашего курса конкретно-историческая динамика культурного строительства, безусловно, сохраняет свое значение реальных историко-культурных фактов и новых материальных и духовных символов, появившихся в культурном пространстве страны. Советская (социалистическая) культура понимается нами как часть общей отечественной и прежде всего российской культуры, складывавшийся на всем протяжении XX в., а после установлениясоветской власти получившей официальный статус единственной высшей духовной ценности. Одновременно она оформилась как уникальный субкультурный сплав, в котором переплелись политические устремления и идеологические установки “верхов” с культуротворческой энергией народных масс. Результаты советского культурного строительства материализованы в культурно- цивилизационном ландшафте советской эпохи, сохраняются в современной культуре, а остаточный принцип отношения к культуре (“третий фронт”) и отраслевой подход к ее статусу в национально-государственной стратегии стали субкультурными признаками. Таким образом, термин и понятие “советская культура” должны входить в состав ключевых. Наша позиция соответствует новейшим подходам, в которых предлагается рассматривать особенность советской культуры в виде соединения двух блоков признаков: в одном сохраняются реальные черты русской культуры (дихотомичность, гибкость, адаптивность), отсюда наличие альтернативных культур, развивающегося народного творчества; во втором - создаваемая мистифицированная новая духовность, в которой сталкиваются, подменяются, искусственно объединяются или уничтожаются прежние традиции (см., например,: Викторов А.Ш. История русской культуры. М., 1997. С.71).

 

 

Социокультурный,социокультурные (явления, процессы, проблемы и т.д.) - термин, подчеркивающий слитность и взаимозависимость существования и развития социальной и культурной сфер жизнедеятельности человеческого сообщества. Данный термин является производным от введенного П.Сорокиным понятия “социокультура”. Для нашего курса важно отражение его широкого смысла, при котором выделяются три составные части социокультуры и соответственно социокультурных производных.: 1) бесконечно богатая идеологическая вселенная смыслов, объединенных в системе языка, науки, религии, философии, права, этики, литературы, живописи, скульптуры, архитектуры, музыки, драмы, экономических, политических и социальных теорий и т.д.; 2) материальная культура, представляющая собой воплощение всех этих смыслов в биологической среде, начиная с простых орудий и кончая наисложнейшим оборудованием, книгами, картинами и пр.; 3) все скрытые и открытые действия, церемонии, ритуалы, поступки, в которых индивиды и их группы осуществляют и принимают тот или иной набор смыслов.

 

 

Субкультура,субкультурный (слой, явление и т.д.) - термин, употребляемый в культурологии и социологии для обозначения культуры групп, объединений в пределах более крупных культурных образований, а также используемый для характеристики специфического способа дифференциации развитых национальных и региональных культур, в которых наряду с основной, классической тенденцией, существует ряд своеобразных культур, образований как по форме, так и по содержанию отличающихся от ведущей культурной традиции, нов то же время являющихся прямым генетическим порождением последней. В рамках нашего курса включение этого термина вызвано необходимостью осознать многослойность социокультурных процессов в целом и как органическую характеристику культуры, присущую последней на всех исторических этапах ее развития, но отличающуюся набором и соотношением слоев.

 

 

Трансформация - (трансформации культурного пространства, культурно-цивилизационного ландшафта и их инфраструктурных элементов) - в нашем курсе используется прямое значение этого термина - преобразование, превращение. Однако необходимо учитывать, что мы применяем этот термин к характеристике превращений интересующих нас структурных элементов (ячеек, культурного пространства в целом), которые происходят в XX в., особенно под влиянием экстремальных факторов. В этом случае необходимо иметь в виду, что в современной научной литературе, в частности, по социологии культуры, можно встретить иное употребление данного термина и его отнесение к процессам перехода России и стран восточной Европы к рыночной экономике и демократическим политическим институтам ( “теория трансформации” ). Из подходов, более близких к нашему ракурсу изучения западносибирских культурных процессов в сопоставлении истории и современности, отметим использование данного термина и его трактовку как “культурную реорганизацию” Л.Г. Иониным (см. его книгу Ионин Л. Основания социокультурного анализа: Учебное пособие. М.: Изд-во РГГУ, 1995. Четвертая глава. С.113-144). Основной линией трансформации как культурной реорганизации для нашей страны он считает перевоплощение советской культуры (культуры моностилистической, диктующей типические и единообразные для всего общества нормы деятельности, восприятия и интерпретации мира) в культуру полистилистическую путем самораскрытия и все более широкого допуска альтернативных культурных образцов и моделей. Однако в отличие от Ионина мы не соединяем эту трансформационную характеристику с выводом о гибели прежнего типа культуры (в данном случае советского). Напротив, наша позиция утверждает, что в реальном культурном пространстве XX в. (в частности, советском и постсоветском) сохраняются, преобразовываясь, предыдущие субкультурные слои.

 

 

Экология культуры - термин, неоднозначно трактуемый в современной культурологии. Для нашего курса целесообразно опираться на его содержание, приведенное в словаре “Аполлон” (подготовлен Российской Академией художеств и НИИ теории и истории изобразительных искусств, 1997). Здесь подчеркнуты греческие этимологические корни (от oikos - дом, жилище,местопребывание, родина и logos - слово, учение), что напоминает о задачах нашего курса по осмыслению процессов складывания местной (региональной) культуры. Сам термин введен Д.С. Лихачевым в специальной статье, посвященной важнейшей, по его мнению, проблеме сохранения культурной среды, необходимой человеку для духовной оседлости, для привязанности к родным местам, следования заветам предков, для его нравственной дисциплины и социальности (1980). В настоящее время экология культуры - один из разделов экологической эстетики, молодой области эстетической науки (сложилась в 1970-1980-х гг.), затрагивающей проблемы историко-культурного наследия и его включения в современное сознание.

 

 

Элитарная культура - термин и соответствующее понятие широко используются в культурологии, истории культуры, искусствоведении и прочих специальных науках и дисциплинах гуманитарного цикла в качестве сопоставления с “массовой культурой”.

 

Согласно общепринятой версии в основе выделения элитарной культуры лежит ее производство (создание тех или иных культурных ценностей) представителями (и в интересах) социальных групп, занимающих ведущее положение в духовной жизни общества, в его культурном развитии. Указанное противопоставление оценивают как наиболее отчетливый и осознаваемый признак культуры XX в. Смыслом элитарной культуры традиционно считается поиск правды, красоты, забота о духовном возвышении человека, преодолении его невежества, воспитании лучших нравственных качеств личности. В большинстве справочных изданий по культурологиисовременную элитарную культуру связывают с формами художественного модернизма, новаторства в искусстве, с углублением идей классического художественного наследия, отмечают, что ее восприятие требует специальной подготовки, работы ума и души. Характерным для элитарной культуры считается эстетическая свобода и коммерческая независимость творчества, мировоззренческая глубина тематики, философское проникновение в суть явлений и души человека, сложность и разнообразие форм художественного освоения мира.

 

 

Ядро культуры (культурных процессов - накоплений, сгущений, пульсаций и т.п.) - этим термином в курсе обозначается та часть культурного пространства и культурно-цивилизационного ландшафта, где сконцентрированы и действуют силы (личности, сообщества, социальные и прочие группы), которые обеспечивают воспроизводство и трансляцию социокультурных ценностей, образцов, идеалов, традиций, новаций, коммуникативные связи между субкультурными пластами, между регионами и Центром и т.д. По мнению большинства зарубежных и российских ученых, такими ядрами динамики развития мировой культуры являются городские поселения как места накопления (сгущения и приращения) инновационной культуры. Необходимо различать, что в культурологии под ядром любой культуры понимают ценности, значения и символы, нормы, относящиеся к родовым свойствам, т. е. являющиеся общими для всех времен, для всех обществ. В нашем случае культурологическая трактовка усиливается за счет введения координат пространственных (связь с конкретным Местом) и урбанистических (поселение, особенно город как главная поселенческая форма ядра).

 

 

 

 

Валентина Георгиевна Рыженко

 

 

 

Человек, город, культура

(к проблеме специфики взаимосвязей

в XIX-XX вв.).

 

 

Программа спецкурса

для студентов исторического факультета

 

 

 

 

 

Редактор Л.Ф.Платоненко

Лицензия ЛР №020380 от 29.01.97

Подписано в печать Формат бумаги 60x84 1/16

 

Печ.л. Уч.-изд.л. Тираж Заказ

Издательско-полиграфический отдел ОмГУ

644077, Омск-77, пр. Мира, 55а

Copyrigt © Кафедра современной отечественной истории и историографии Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского, Омск, 2001-2016 гг.